fbpx

Арагаст на Хаджибеевском лимана

Автор: В.И. Тарасенко.

Статья была опубликована в журнале «Катера и Яхты» №60 (02-1976).

На заставке – парусная надувная лодка «Арагаст» на Хаджибеевском лимане летом 2018 года.


Два года назад я попытался пройти по маршруту Запорожье-Каховка на небольшой деревянной лодке на веслах. Однако затея потерпела неудачу: в первый же день сильный ветер заставил меня искать убежища на островах, а пока я дожидался хорошей погоды, местные рыбаки окончательно доказали невыполнимость моего плана. Так я и провел отпуск на островах, предаваясь рыбалке.

В прошлом году приобрел надувную 2,6-метровую «ЛГН-2», решив, что это и есть судно, прямо предназначенное для плавания по нашему Каховскому водохранилищу. И сразу начал приспосабливать на нее парус.

Степс представляет собой гнездо на деревянной поперечине, которая привязывается к передней паре петель, имеющихся на лодке. В степс вставляется нижний конец разбирающейся на две части 3-метровой бамбуковой мачты, раскрепляемой штагами и вантами, заложенными за носовую и среднюю пары петель. Гик длиной 160 см тоже сделан из бамбука.

Общий вид лодки "ЛГН-2" с парусами
Общий вид лодки «ЛГН-2» с парусами

Фанерные шверцы 800X220 мм надеваются на концы деревянной поперечной шверцбалки (в сечении квадратной) и крепятся к ней посредством 16 металлических уголочков. Эти уголочки, согнутые из полосы, к балке прикреплены шурупами (для возможности разборки), а к фанере приклепаны. Балка сделана разъемной; каждая половина по отдельности вставляется в уключины. Неподвижность шверцев обеспечивается двумя растяжками к передней и задней парам петель.

Сконструировать удобный руль так и не удалось. В конце концов я привязал обыкновенной бечевкой к кормовой петле весло, а потом выяснил, что лучше руля и не придумать!

Теперь о парусах. Есть смысл шить два паруса — стаксель и грот. Первый ставится при сильном ветре, второй — при умеренном, оба — при слабом. Материалом послужила бязь. Грот пришнуровывается к мачте сезнем, на передней шкаторине стакселя через каждые 10 см нашиваются петли из шнура, которыми парус скользит по штагу при подъеме и опускании.

Пакет, в который складывается вооружение лодки вместе с веслами, весит 7 кг. Итого, вместе с самой лодкой и ее ЗИПом, вышло около 18 кг.

Испытание показало, что лодка неплохо держится на большой волне, слушается руля — при необходимости можно сделать два-три гребка. Садиться надо на дно: однажды я приподнялся, не обезветрив паруса, и тут же был наказан — прохладной ванной в ноябрьской воде.

Самые благоприятные условия для хождения под парусами — боковой ветер. При умеренном ветре лодка лавирует.

В июле 1975 г. я отправился в путешествие из Запорожья в Херсон. Продукты (чтобы в пути не «заправляться») и прочий инвентарь уложил в рюкзак, который оставил в лодке места ровно столько, чтобы втиснуться и осторожно вытянуть ноги.

С утра первого дня стояла тихая и ужасно знойная погода. До обеда я шел на веслах — больше 20 км! Потом подул долгожданный ветер, хотя и слабый, но попутный. Лодка пошла под парусами. Затем к моей радости ветер стал усиливаться и паруса, поставленные «бабочкой», придали судну вполне приличную скорость.

К концу дня ветер усилился настолько, что я бодро шел под одним стакселем. Убирая грот, опасался я не столько за остойчивость лодки, сколько за прочность петель. (Перед выходом были приклеены страховочные петли по заводскому образцу. Со временем они стали отклеиваться сами собой, пришлось их поотрывать.) За первый же день было пройдено около 35 км.

Всякое было за время этого путешествия, но самое яркое впечатление оставил переход из Б. Знаменки в Н. Рогачик — около 30 км с сильным попутным ветром. Чтобы не менять курса, я ушел от берега на 1,5 км. Лодка легко перекатывалась через водяные холмы, подобно резиновому мячику. Шел под стакселем довольно быстро, но руль нельзя было бросить ни на секунду — лодка сразу начинала приводиться.

Ниже плотины с ветром уже не везло, после г. Новая Каховка начался 60-километровый «марафон» на веслах — спешил на работу. В Херсоне уложил свой «корабль» в рюкзак и поехал поездом домой.

За время плавания не было претензий к качеству лодки. Напротив, бывали моменты, когда хотелось поблагодарить тех, кто ее сделал.

На «ЛГН-2» под парусами